Апрель 24

Последний антигерой

space

Еще немного, и острая длинная игла пробьет черепную коробку. Всего мгновение, и нестерпимая боль пронзит тело насквозь. Поневоле забудешь все на свете. Хотя, наверное, стоило бы забыть. Но не сейчас.

Считывание информации – нудный и крайне болезненный процесс. Особенно забавно заниматься всем этим посреди разрушенного космического корабля. К тому же под завязку набитым трупами. Что делать? Такова жизнь.

Конец времен вот-вот настанет, а капитан, как назло, не успел сделать свою виртуальную копию – голографический образ, состоящий из ощущений, мыслей, обрывков воспоминаний и цифр. И теперь, что есть силы, пытается исправить это досадное недоразумение.

От запаха крови тошнит сильнее, чем от вида выпущенных наружу кишок. Тем не менее, чуть кисловатая желчь пикантно дополняет застывший на языке металлический привкус. Под подошвами ботинок чавкает густеющая красно-бордовая жижа… Все-таки, быть капитаном космического корабля здорово! Столько впечатлений! Правда, от них скоро не останется и следа. Но кто об этом вспомнит завтра? Особенно если завтра больше никогда не настанет? Читать далее

Апрель 16

Немного о Котейках

dl

Иллюстрация: dreaming_lucy

Итак, Котейка был не плохим. Хорошим он тоже не был — он был Котейкой. Быть Котейкой очень не просто, ведь вокруг море опасностей, и когда сидишь у окна и смотришь в него, все запотевшее — мир кажется пугающим. Мир на то и мир, чтобы быть пугающим. Он таится за темными углами и пугает Котеек. Хорошо, что Котейки сидят дома и наблюдают мир в окно. Иные, правда, гуляют по миру, но те скорее отвязные пираты, что сошли с киноэкрана. И те Котейки иные. И «иные» не в том плане, что с похмелья входят в сумрак, и мерещатся им там зеленые черти. Нет. Сумрак, это скорее удел Пейсателей, а Котейки, они просто другие — физически здоровые и ругаются матом. Домашние Котейки матом не ругаются, и поэтому домашние. Но это мелочи, ведь у каждого в душе есть свой Котейка.

Он ранимый, и очень добрый. И вот, Котейка, сидя у окна, сидит и думает: «Хорошо то как быть Котейкой!». А потом, он пошел попил молока, съел печенюшку и пошел спать.

Декабрь 16

Журналистский фактор

jf

Белизна стен и яркий ослепляющий свет — это было первое, что встретило меня при входе. В просторном холле уже было многолюдно. Хотя я, по советской привычке, приехал за два часа до назначенного времени. Но, чего я удивляюсь? Когда в воскресение ни свет ни заря раздаётся телефонный звонок, и гнусавый женский голос просит приехать на мероприятие «точно к назначенному», то обязательно приедешь на пару часов раньше — в знак протеста. На это видимо и рассчитывали — среди толпы я не увидел самых ранних птах, которые живут по принципу: «Кто рано встаёт — тому Бог даёт». В толпе в основном были лежебоки, которых если и вытащишь в воскресенье из постели рано утром, то только пушечным выстрелом. Или нежданным телефонным, но, тем не менее, важным звонком.

Суровые шкафы-охранники не проявляя эмоций, грубо шмонали людей на проходной. Делали они это слаженно и быстро. Их грубость была скорее рефлекторная, нежели намеренная. Но со стороны казалось, что они мануфактурно ощипывают кур: один хватает курицу, второй отрывает голову, третий ощипывает, четвертый потрошит, а пятый в суп кидает. Только все это происходит с людьми,  только вместо отрывания башки — обыск. Люди, живущие в  России, были и  не к такому привыкшие, поэтому процедуру обыска сносили стойко. И, ошалелые, после молниеносного марш-броска и обыска, они, пошатываясь, направлялись дальше, чтобы через каких-то двести метров скрыться за поворотом. Что ж, мне, как и всем, предстояла эта же экзекуция. «Так чего откладывать в долгий ящик?» — подумал я, цепляя на себя идентификатор с надписью «Пресса». И направился в самую гущу событий.
Читать далее