Декабрь 25

Эволюция С. Лукьяненко

Доброго времени суток, мои дорогие читатели. Сегодня мы поговорим об отечественной фантастике, а точнее, о самом ярком ее представителе — Сергее Васильевиче Лукьяненко. Все мы, наверное, помним его по такой нетленке, как «Дозоры». И не беда, что мы помним нетленку фантаста благодаря экранизации оной, но сейчас время такое — экранизировали Булгакова — электорат читает Булгакова, экранизировали Достоевского — все бодро начинают читать Достоевского, так что благодаря тотальной экранизации литературных произведений страна стала больше читать. Поэтому не удивительно, что «Дозоры» помнят благодаря двум фильмам, а не трем-четырем книгам — книги прочли после, и запомнили. У многих, правда, дело дальше не пошло, а кто осилил это шедевральное произведение, тот имел возможность ознакомиться с «новой волной» отечественной фантастики. Стругацкие, Кир Булычев, Станислав Лем — все это уже далеко в прошлом. Сегодня отечественная фантастика иная, да и мы, читатели, изменились. Уже прошли те времена, когда люди зачитывали до дыр «Пикник на обочине», «Сказка о тройке», «Понедельник начинается в субботу». Исключение составит лишь «Обитаемый остров», который по традиции перевели с пыльных страниц на широкие экраны, затратив при этом ни много ни мало тридцать шесть миллионов долларов. Картина получилась убого-гламурно-тошнотворная с неким количеством актеров различного уровня бездарности, так что на вторую часть фильма никто не пошел, и в день премьеры «Обитаемый остров 2» кинотеатры были пусты. Но читатели вспомнили Стругацких и достали книгу с пыльной полки. Если бы не фильм, о книге никто бы не вспомнил.

Сейчас другие герои, другие писатели в фаворе у привередливого читателя — на слуху такие фамилии, как Громыко, Дивов, Лукьяненко, Глуховский, Перумов и многие другие. Изменилась страна — изменились люди, пристрастия, авторы и книги. «Новая волна» отечественной фантастики отличается редкостной плодовитостью, а некоторые отдельные отечественные фантасты время от времени принимают активное в общественной жизни. Например, Сергей Лукьяненко активно участвует в культурной и политической жизни страны: представляет за рубежом русскую культуру, защищает, как может, детей и сирот, ведет в своем живом журнале (а до этого – в международной некоммерческой сети FIDOnet) многочисленные дискуссии, а также устраивает благотворительные акции.

Лет пятнадцать назад Сергей Лукьяненко был подающим надежды молодым писателем, и писал довольно-таки неплохие книги. Например, «Не время для драконов», написанная в паре с Ником Перумовым, по моему скромному мнению, является вершиной творчества Сергея. Даже банальный сюжет с походом в мир магии, заезженный не одной сотней фантастов, не испортил книгу. Или повесть «Атомный сон» — робкая, но вместе с тем удачная попытка окунуть читателя в постъядерный пейзаж. Книга, написанная в соавторстве с Ником Перумовым, вызвала у читателей неоднозначную реакцию. Вот моему другу книга не понравилась, и он считает, что книга скучна и посредственна и представляет собой бездарный шарж на Толкиена. Все придумано до нас. Так что шутка, повторенная дважды, не всегда воспринимается одинаково, даже если автор приложил к ней свое видение. А лично мне книга понравилась своей незатейливостью и простотой изложения — авторы не пытались казаться умнее, чем они есть на самом деле, а сама книга после прочтения оставила некое «послевкусие» Средиземья великого Толкиена вкупе с ностальгической романтикой мира классического фэнтези.

Сага про дозорного Антона Городецкого — звездный час писателя. Это произведение знает большинство. Можно перефразировать старый советский слоган: «Говорим Лукьяненко — подразумеваем «Дозоры», говорим «Дозоры» — подразумеваем Лукьяненко». Несмотря на то, что книга вышла на редкость скучная, бедная на язык, все же из-за наличия психологических вывертов в сюжете и описании подворотен, намеке на эротику и близкую читателю бытовуху книгу читать можно. «Дневной дозор» получилась хуже и слабее первой книги. Там прибавилось философии. Но так как писатель в философии скорее любитель, размышляющий о сложных материях, нежели профессионал, отдавший философии лучшие годы своей жизни, то и философия быстро сузилась до пределов личных переживаний писателя.Но это и понятно — он же писатель, а не философ, и все, что идет на бумагу, так или иначе проходит через сознание автора. Посему некая необъективность и мировоззренческая избирательность свойственна писателям как любым творческим личностям в целом.

Главные герои книги — неприкаянный Антон Городецкий, неудовлетворенная «девственница с воронкой» Светлана Назарова, маленький мальчик, чем-то напоминающий Анакина Скайуокера (так и не ставшим Дарт Вейдером, кстати), вечные враги Гесер и Завулон, которые своей враждой утомляют к началу третьей книги, а также грубая подмена понятий добра и зла. Светлые в книге творят зло во имя добра, а Темных временами банально жалко. Вся философия книги сводится к детскому анекдоту:

Две девочки, одна добрая, другая злая, бросали кирпичи с балкона на головы прохожих. Добрая девочка попала пять раз, а злая — три раза. Вот так добро победило зло.

А идея-то была блестящая! Жаль, что реализация этой идеи не оправдала моих ожиданий. На мой взгляд, первая книга вышла сухая, а на второй книге историю можно было вообще закончить. Зачем превращать произведение в сериал типа «Санта-Барбара», когда можно ограничиться более лаконичным и кратким? Еще Антон Павлович Чехов в письме к своему брату Александру учил: «Мой совет: в пьесе старайся быть оригинальным и по возможности умным, но не бойся показаться глупым; нужно вольнодумство, а только тот вольнодумец, кто не боится писать глупостей. Не зализывай, не шлифуй, а будь неуклюж и дерзок. Краткость — сестра таланта». И если с оригинальностью все в порядке, то с краткостью как-то не сложилось.

В две тысячи четвертом году выходит экранизация первого из дозоров — «Ночного дозора». Вот она, слава. Несмотря на то, что от книги остались только имена персонажей, а сам фильм очень сильно напоминает героиновый сон наркомана — фильм пошел на ура, а Сергей приобрел статус звезды. С этого момента фамилия Лукьяненко у всех на слуху. Он сразу же приобрел миллионы поклонников, а сага о дозорных была переведена на все языки мира, вплоть до суахили. Естественно, грянули медные трубы, а там уж до звездной болезни недалеко. После бешеного успеха фильма писатель превращает дозоры в сериал, который к книге «Последний дозор» полностью исчерпал себя — стал скучен, неинтересен и излишне затянут. Вот так хорошие идеи превращаются в посредственные достояния мусорного бака.

После ухода изрядно потрепанных дозорных на пенсию Сергей Лукьяненко решил поэкспериментировать. Затея была рисковая, но писатели – народ, который любит поступать рисково. Не каждый писатель рискнет публиковать черновики — это экстремально уже. Сергей Лукьяненко решил пойти ва-банк, и вот уже на полках книжных магазинов лежал он, черновик, притягательно пахнущий «типографской» краской.Увы, «Черновик», на мой взгляд, очень посредственная книга со штампованным сюжетом. Если вчитаться, то все это уже где-то было. Тут и от Гарри Поттера что-то, что-то от компьютерных игр, что-то просто повторяет старые интернет-приколы и просроченные шутки. Компьютерные игры — это конек писателя. Вот, например, вымышленные расы инопланетян очень похожи на героев цикла игр Master of Orion. А в своем произведении «История болезни, или Игры, которые играют в Людей» писатель прямым текстом указывает название этой игры… Писатель все больше и больше начинает быть вторичным — сюжет рождается не благодаря собственной фантазии, а заимствуется из виртуальной реальности. К концу «Черновика» сюжет выдыхается и идет на холостом ходу.

«Чистовик» – продолжение Черновика, где после сложных перипетий, интриг, бегства от преследователей и эпической битвы с ангелом на крыше музея (которая, кстати, похожа на финальную битву из игры Silent Hill 2), главный герой так устал от всего этого, что банально умыл руки и решил жить, как жил, и не нужен ему никакой решающий поединок за право стать куратором Земли. Человек устал — отстаньте все от него — тоже в какой-то степени достойный финал произведения.

Следом вышли «Конкуренты» — новая книга оказалась еще более скучной, нежели чистовые черновики. Книга вообще представляет собой некую компьютерную игру, которую писатель за скромный гонорар переписал на бумагу. И если раньше сюжет писатель хоть как-то старался разнообразить своим видением штампов и повторений, то сейчас сюжет был просто позаимствован у компьютерной игры. Причем официально. Вот так незатейливо на страницах книги идет откровенная реклама MMORPG «Starquake».

Последняя книга «Недотепа» — вообще ознаменовала конец Сергея Лукьяненко как писателя. Автор уже испытывает творческий кризис, поэтому активно советуется с читателями своего живого журнала, как продолжить книгу дальше. По моему скромному мнению, писатель никогда не должен подстраиваться под мнение читателей. Но, видимо, Сергею хотелось гарантированного коммерческого успеха книги, а тут хочешь, не хочешь, а под мнение электората придется подстроиться. Что характерно, читатели наперебой советовали, что и где убрать, потому что они знают лучше. В итоге книга полностью оправдала свое название — не книга, а недотепа. Причем написанная бедным сухим языком. Даже «Ночной дозор» был написан лучше. Но, тем не менее, книга переполнена постоянными отсылками к истории средневековья, к современной политической жизни, социологии и т.д. Среднестатистический читатель вряд ли будет искать первоисточники, и многое из того, что хотел сказать фантаст, останется для читателя тайной.

Лично я считаю, что со временем подающий надежды писатель Сергей Лукьяненко превратился в посредственного и скучного. Он банально исписался. Не всякий человек может все время быть генератором идей и творить шедевры. Иногда полезно заняться чем-то другим. Наверное, поэтому человек должен развиваться в разных направлениях и реализовываться в других сферах жизни. Если ты писатель, то будь готов к творческим кризисам. А если ты писатель, зарабатывающий деньги творчеством, будь готов освоить более прибыльную профессию. Не хочешь работать целителем человеческих душ — освой язык программирования, и можешь быть уверен — без работы не останешься. Даже наш отечественный политик Владимир Вольфович Жириновский и в фильмах снимался, и в шоу участвовал, и пел, и плясал, и даже выпустил музыкальный альбом. Кстати, музыкальное амплуа не чуждо Жаку Шираку и Папе Римскому. Что мешает писателю на время отвлечься и сменить род деятельности? Быть может, тогда творчество Сергея Лукьяненко не эволюционировало бы до сегодняшнего уровня, а книги были бы более интересными и красочными? Кто знает… Поживем – увидим. Лично я надеюсь, что Сергей возьмется за ум и отвлечется от творческого процесса в какой-нибудь новой для него ипостаси.

В заключении хочется отметить, что Сергей Лукьяненко на протяжение своего творческого пути с каждой новой книгой раскрывался читателю с новой стороны. На каком-то этапе что-то пошло не так. То ли многочисленные баталии в форумах и эхах (разновидность форума), то ли неожиданно свалившаяся на писателя известность, то ли возраст и пришедший с ним жизненный опыт изменили писателя до неузнаваемости. А может, он просто реализовал все свои идеи и стал банально эксплуатировать наиболее удачные из них?

Лично я взял у брата в библиотеке пару ранних книг Лукьяненко, когда экранизировали Дозоры, а потом из родительской библиотеки позаимствовал Булгакова, когда экранизировали и его. Не это ли начало роднить отцов и детей? У них начало появляться что-то общее? И поколение начинает впитывать в себя частицу нашего прошлого?

И в этом есть свой удивительный парадокс — совсем не литературные жанры вернули людям былой интерес к литературе. Более того, то, что читали родители, теперь читаем мы. Неважно, удался ли фильм. Если после него человек пошел в магазин и купил книгу, чтобы прочитать — труд режиссера был не напрасным. Возможно, если бы не экранизация, мы бы не узнали писателя Лукьяненко, не вспомнили Пастернака, Чехова, Достоевского. Кто их помнил до этого? Интересный факт: посещая МГУ, на встрече со студентами Хилари Клинтон призналась, что на нее в свое время оказал большое влияние роман Достоевского «Братья Карамазовы». И это сказала бывшая первая леди Соединенных Штатов Америки. Причем экранизации не были так распространены, как сейчас. И, быть может, пора и нам начинать брать с США пример? Тогда, я думаю, Россия снова станет самой читающей страной в мире.


Метки:
Copyright milcat.ru © 2017. All rights reserved.

Опубликовано 25.12.2009 military cat в категории "Публицистика", "Статьи

Об Авторе

Человек и Мизантроп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *