Июль 13

В поисках Барона Субботы

В поисках Барона Субботы

По мотивам комиксов «Кош и все-все-все»

Посвящается автору и создателю Коша – Александру Симоненко

Кош обнаружил себя на полу спальни. Он только-только отошел от долгого психоделического сна. Ему все еще мерещились похожие на бензиновые радужные пятна драконы, несущие миру святой Грааль. Жаль, что это был всего лишь сон. На смену цветастым иллюзиям пришла суровая реальность мрачного сырого особняка, чьи подвалы отдают тиной и плесенью.

По полу несет пробирающим до костей холодом. Клык на клык не попадает. И не важно, что у него довольно-таки теплая шерстяная шуба. Все равно холод собачий.

Рядом с котом валялась наполненная ровно наполовину бутылка чилийского виски «Чавес Ригал» двенадцатилетней выдержки. Сколько лет виски выдерживали на самом деле, понять было сложно. Судя по слою пыли на стекле, бутылка провалялась в подвале не менее пятидесяти лет. Но выбора особого не было. Кош был не в том положении, чтобы привередничать и жаловаться на судьбу. У него оказались бутылка виски и обои, пропитанные раствором диэтиламида д-лизергиновой кислоты. С едой и водой было значительно хуже, но кот старался не терять оптимизма. Даже несмотря на то, что за окном чернильным пятном расползся унылый и мрачный постапокалиптический пейзаж.

Поднявшись с пола, и как следует, отряхнувшись, кот направился в рабочий кабинет своего хозяина – Барона Субботы. Обычно в минуты затишья тот сидел там за просторным письменным столом и рисовал. В качестве объекта художеств он все чаще выбирал наспех отодранные от стены куски обоев – добротные и плотные, как и полагается убранству некогда шикарного особняка. Фактически это было одним из последних напоминаний о прежней спокойной жизни. Сейчас все иначе: забитые гнилыми досками окна, худо-бедно скрытые излохмаченными занавесками в цветочек, обшарпанные бетонные стены, фрагментарно оклеенные красными заплатами обоев, сложенные в дальнем темном углу остатки изрубленных в дрова дверей. Не считая полуразрушенной ванной комнаты, совмещенной с туалетом, где над унитазом зияет огромная дыра от снаряда. Но по меркам постапокалиптического мира Барон Суббота жил шикарно. Чего только стоил рабочий кабинет – дубовый стол, мольберт, краски, сейф с довоенными деньгами, годными лишь на растопку камина, сам камин. Над ним угрюмо висела потертая двустволка. Такое богатство – хорошая приманка для бандитов. И Барон Суббота даже в минуты мнимого покоя ожидал вероломного нападения.

Мягко ступая по скрипучим доскам, Кош прошел из спальни в коридор и направился в сторону лестницы, ведущей на первый этаж. Спустился по частично разломанной лестнице вниз и оказался на первом этаже. Миновав столовую, напоминающую скорее хирургический кабинет захудалого маньяка-убийцы, дошел до второй лестницы и вновь поднялся на второй этаж. Потом миновал библиотеку и, преодолев еще один коридор, уперся в дверь рабочего кабинета Барона.

Недолго думая, кот лапой дернул за ручку. Дверь отворилась с жутковатым скрипом. Пройдя вовнутрь, Кош оказался в пустом кабинете. Висящие на стене часы с маятником монотонно отсчитывали время. Они были единственными, кто пытался подавать признаки жизни в этой гнетущей тишине.

Судя по всему, Барон в кабинете сегодня не появлялся. Огонь в камине давно погас, и в кабинете было прохладно.

Подойдя к столу, кот ловко уселся в изъеденный молью офисный стул на колесиках и принялся изучать новый набросок своего хозяина, опрометчиво забытый им на столе. На очередном клочке обоев был изображен вид из окна кабинета. Рисунок был сделан по памяти, ибо окно заколотили больше года назад, даже доски за рваными занавесками в цветочек уже успели подгнить.

На краю стола стояла выцветшая фотография в потертой деревянной рамке с треснутым помутневшим стеклом. На фото были запечатлены Барон и Кош. И если их силуэты угадывались безошибочно, то любимый овощной рынок на заднем фоне всплывал лишь в воспоминаниях.

Взяв в лапы хрупкий артефакт, кот осторожно слез со стула и направился к огромному красному дивану. Забравшись на него, он принялся внимательно рассматривать фото, предаваясь воспоминаниям. Внезапно в поле зрения попал лежавший на маленьком деревянном столике револьвер. Отложив фото в сторону, Кош не мигая уставился на него. Что-то в мозгу закоротило и внезапно захотелось кого-нибудь убить. Как назло, никакой подходящей кандидатуры не было. Если только Барон, но его убивать не очень хотелось. Во-первых, кто тогда будет кормить Коша? А во-вторых, сам Кош был плодом больного воображения Барона, и убивать своего создателя было как минимум нехорошо.

Поэтому кот решил подождать, когда в дом вломится очередная порция бандитов или, на худой конец, какой-нибудь нежити типа отвратительно воняющих живых мертвяков. Кошу очень нравилось, как забавно разлетаются после выстрела их изъеденные опарышами черепушки. С бандитами было не так весело. Они были куда проворнее шевелящихся трупаков. А так как отдача у револьвера была внушительна, то для того, чтобы от души пострелять по снующим туда-сюда преступникам, требовалось куда больше времени. Обычно это было так: в дверном проеме появлялось несколько бандитов. Мирно рисовавший за столом Барон тут же выхватывал из ниши письменного стола окровавленный мачете и, вскочив со стула, кидался в бой. В это время его верный пушистый соратник хватал револьвер и, даже толком не прицеливаясь, стрелял в бандитов. Отдачей его уносило на противоположную сторону кабинета. Там он встречался с растрескавшейся стеной и, подобно мешку картофеля, бухался на пол. Чтобы подняться и начать огонь по врагам снова, требовалось минимум десять-пятнадцать секунд, но на охлаждение преступного пыла зачастую хватало всего одного выстрела, ибо выпущенная из револьвера бронебойная пуля проходит сквозь незадачливых мародеров, как раскаленный нож сквозь масло. Враги падали замертво, обеспечивая кота и Барона провизией на несколько дней.

Если сильно повезет, то при бандитах оказываются такие нужные вещи, как вода, спички или пара порций сухого пайка. При жесткой экономии можно протянуть до десяти дней, а за это время обязательно кто-нибудь да залезет в особняк, пополнив тем самым подходящие к концу запасы.

Кош зажмурился. Перед ним в памяти восстал некогда прекрасный рынок, вспомнился непередаваемый запах овощей и свежей зелени. Когда-то он недолюбливал эти запахи, а теперь откровенно по ним скучает. Они и сейчас с бароном ходят туда, преодолевая четыре километра пешком, но от былого величия ничего не осталось. Рынок времен постапокалипсиса представлял собой попросту круговорот различного хлама в природе – если, конечно, можно назвать природой пропитанные радиацией земли, кишащие разным мутировавшим сбродом.

Последний поход на рынок чуть не закончился для наших героев плачевно. Когда Кош загонял очередному пропитому бомжу почти новехонький АК, из-под развалин вылез огромный двухголовый паук и в мгновение сцапал перспективного покупателя. Бомж хрустнул всем телом, и, истекая кровью, забился в агонии. Кош, не теряя времени, выпустил в новоиспеченную пару весь имевшийся в АК боезапас, но тщетно – зверюга оказалась пуленепробиваемой. Более того, она очень разозлилась и развернулась трупом бомжа к развалинам, а к Кошу своей отвратительной задницей, напоминающей чье-то изрядно изуродованное лицо. Яростно взревев, паук раскрыл ужасающую зубастую пасть заднего лица и кинулся на Коша. Барон схватил озадаченного кота за шкирку и побежал прочь. Барону жалко было бросить кота. Коту жалко было бросить хороший, но в данном случае совершенно бесполезный ствол, который на рынке стоил кучу денег. Пауку просто хотелось как можно скорее их сожрать. Но Барону очень не хотелось становиться одним из звеньев этой своеобразной пищевой цепи.

Паук быстро нагонял убегающую парочку. Вот он уже почти вплотную приблизился к матерящемуся коту – они фактически встретились нос к носу. Зубастая пасть стала еще больше. Но вместо ужаса Коша охватило отвращение. Судя по исходившему из пасти зловонию, монстр никогда не чистил зубы, злостно нарушая кислотно-щелочной баланс. Чтобы хоть как-то исправить это упущение, Кош кинул ему в глотку дорогой сердцу ствол. Все равно он был очень тяжелый и сильно замедлял бегство. Зверюга сожрала оружие, даже не подавившись – тем не менее бежать Барону стало значительно легче.

Успешно миновав разрушенный блокпост, пугая все живое на своем пути, Барон с котом вышли на финишную прямую. До особняка оставалось около двух километров, но паук и не думал отставать. Барон, не сбавляя ход, искал глазами какую-нибудь подворотню – и не важно, что или кто там встретится, главное, чтобы туда не смог пролезть паук. Вскоре Барону бросился в глаза узкий проход в темный переулок. Не раздумывая, он кинулся в ту сторону. Под ногами хрустели битые стекла, мятые консервные банки и чьи-то обгорелые останки, но Барону до этого не было никакого дела. Он бежал что есть сил, то и дело перепрыгивая крупные булыжники. Или это были очередные трупы? Не важно.

Добежав до подворотни, Барон первым делом ловким броском матерого баскетболиста закинул кота подальше в переулок. Беспомощно размахивая в воздухе лапами, тот совершил полет злой валькирии и, эффектно пролетев последнюю пару метров, приземлился в искореженный мусорный бак.

«Трехочковый!!» – раздался радостный голос Барона, но радоваться было еще рано. Откормленная за последние дни тушка протискивалась с трудом. Вроде бы и ел он один раз в день, но лишние килограммы давали о себе знать. Утешало одно – паук в такую щель не пролезет точно.

Тем временем Кош, матерясь, вылез из бака и, стряхивая на бегу мусор, кинулся на помощь хозяину. Подбежав к нему, он начал что было сил затаскивать трепыхающееся тело в убежище. Барон постарался выдохнуть из себя весь имеющийся в наличии воздух и таки протиснулся внутрь, а мгновение спустя в проходе появилась одна из голов паука. Но как он ни старался пролезть, откормленная бомжами с рынка туша дальше одной головы влезть не могла. Тем не менее паук не терял надежды добраться до наших героев – уж очень сильно ему хотелось чего-то свеженького.

Спустя четыре часа хищник сдался и уполз прочь. Наши герои облегченно перевели дух и грустно побрели в сторону особняка. На подходе к дому они наткнулись на парочку незадачливых мародеров. Лучше бы парням было просто пройти мимо, но нет – они решили напасть на наших героев. И без того расстроенный Кош впал в неистовую радость и, выпустив острые когти, задрал мародеров насмерть. После этого на душе резко полегчало – по крайней мере, прогулка по городу становилась не напрасной. Жаль только, ствол АК было уже не вернуть…

Дни текли один за другим. Жизнь казалась бесконечным «днем сурка». Цифры и даты потеряли всякий смысл. От надвигающегося безумия Барона спасало рисование, а кота – пропитанные ЛСД обои в спальне, которые тоже подходили к концу. И пока кот в смотрел на потолке мультики – художник рисовал. Потом наставала очередь позитивных игр. Нет ничего позитивнее игры в «русскую рулетку». Костлявая Смерть с косой вставала за диван, на котором, сжимая в лапах револьвер, сидел кот и ждал, когда раздастся роковой выстрел. Но пока удача была на его стороне.

Отмахнувшись от воспоминания, как от назойливой мухи, Кош отправился дальше на поиски хозяина. Следующим местом поисков была кухня.

В обросшей мхом раковине что-то бурчало. Воздух был буквально пропитан сыростью. В кухонном шкафу вопреки ожиданиям колосились помидоры. Правда, съесть хоть один никто не решался, потому что помидоры были разумные. По их полным скептицизма лицам было видно, что томаты что-то замышляют. Но что? Они гипнотически покачиваются на зеленых ветвях. Они убаюкивают, готовя вероломное нападение. Главное – не заснуть. Не спать… не спать…

Кош залез на стол и уселся на изрезанную ножом столешницу. Повтыкав пару минут по сторонам, он вдруг обратил внимание на раскуроченный холодильник. Электричества не было, поэтому в его остатках хранился всякий хлам для мутировавшего на глазах огорода: грабли, лопаты, гарпун, пара тесаков, моток цепей и наручники. Был еще электрошокер, но он быстро пришел в негодность при схватке с дикой полынью. Растение пало в неравном бою, прихватив с собой такую нужную в хозяйстве штуку. И это печалило.

Спрыгнув со стола, кот подошел к заколоченному окну, вскарабкался на подоконник и прильнул глазом к широкой щели между досками. Он увидел, как над лесом зловеще сгущается алчная тьма. Ели приобрели зловещий кровавый оттенок, а на небе взошла полная луна. На холме показались первые волки. Они уже давно не походили на романтический образ воющих на луну призраков ночи. Скорее это были какие-то перекачанные стероидами телята с непропорционально огромными головами. Вместо ушей у них из головы торчали рога, а в пасти даже с такого расстояния виднелось несколько рядов острых, как бритва, зубов. Чтобы завалить одного волка, требовалось не меньше десяти самодельных патронов с картечью, обогащенных для большей убойности рубленными гвоздями и металлической стружкой. Игра стоила свеч – шашлык из волчатины был на редкость вкусным, но дефицит патронов сказывался на гастрономических пристрастиях обитателей особняка.

Неподалеку от собиравшейся стаи испражнялся другой обитатель леса – семижопый кошак, еще одна жертва повышенной радиации. Не смотря на то, что наш герой и сам являлся кошаком, к своему странному собрату он относился с недоверием.

Увидев во мраке светящиеся глаза волков, кошак что есть сил рванул прочь. Волки заметили его маневр и погнались следом. Наблюдая за погоней, котофей в глубине души надеялся, что бедолаге не удастся сегодня стать чьим-то ужином. Откормленный волк, конечно хорошо, но не тогда, когда с патронами беда.

Отпрянув от окна, Кош какое-то время стоял, погрузившись в невеселые мысли. В это время до ушей доносился зловещий шепоток о чем-то беседующих томатов. Решив лишний раз не искушать судьбу, кот отправился на поиски хозяина дальше. На кармическом уровне он понимал, что с ним все в порядке. Тем не менее, художника нужно было найти, пока тот чего-нибудь не натворил. Вообще, от творческих людей всегда не знаешь, чего ожидать, но в случае с Бароном риск возрастал многократно.

Особняк был огромен – настоящая обитель зла, а не дом: два этажа, в которых уместилось все, что можно было себе только вообразить, не говоря про похожий на лабиринт подвал с погребом. За долгое время жизни в особняке Барон с Кошем так и не успели изучить все комнаты, и оставалось только предполагать, что там могло поджидать незваного гостя. Иногда холодными ночами со второго этажа доносились чьи-то душераздирающие крики. Даже не хотелось думать о том, кто бы это мог быть.

Первым делом следовало проверить чердак. Но там оказалась лишь изъеденная молью туристическая палатка, покрытая толстым-толстым слоем пыли, и потрепанный томик Стивена Кинга.

На втором этаже было все так же безлюдно. Больше всего пугали приоткрытые двери, которые Кош хорошо помнил запертыми. Он как раз обнаружил одну из таких. Заслышав будоражащий тишину скрип, ему захотелось со всех лап опрометью броситься прочь, но потом любопытство взяло верх. Вдруг там какой-нибудь злобный мертвяк доедает труп Барона, а он, Кош, тут стоит и задается гамлетовскими вопросами?

Приняв твердое решение войти, Кош ловким движением лапы выбил дверь и ворвался внутрь.

Увы, в душной комнате не было ничего, кроме пыли, старой мебели и полок с книгами. Хотя бы какая странная записка или дневник, а еще лучше – раскачивающийся под потолком повешенный. На худой конец сгодился бы и внезапно выскочивший из шкафа зомби, от душераздирающих криков которого поневоле наделаешь в штаны. Но нет. Ничего такого не было. Обычная комната.

«В фильмах ужасов все обычно по-другому» – обиженно фыркая от пыли, подумал кот.

Следующим местом поисков была оранжерея. Она встретила незваного пушистого гостя унылыми видами царящего повсюду кошмарного беспорядка. Расставленные то тут, то там исполинские статуи древнегреческих мускулистых бородатых дядек были явно лишними, но хозяин запретил их выкидывать – даже того странного лысого мужика с бородкой. В отличие от остальных он был одет в пальто и куда-то показывал рукой: видимо, на выход. Кош в древней Греции не был, но чувствовал, что этот странный хипстер являлся вождем их странного племени – по крайней мере, когда-то ему об этом рассказывал Барон.

Стоял холодный дождливый вечер. Они сидели в гостиной у костра и пили из мятых железных чашек что-то типа просроченного лет на десять чая. На закуску была банка тушенки, а для нажористости кот туда покрошил пару тушек переживших ядерный удар крыс. И добавил клок обоев из спальни для придания еде большего объема и питательности. Когда еда вместе с рассказом подошли к концу, дверь в комнату с шумом отворилась. Грянул гром, и в свете молний показался страшный монстр. Раздался странный рык, и на Коша с Бароном кинулся страшный двухголовый чукча с бензопилой наперевес. Эх, было же время…. Правда, сутки спустя выяснилось, что по всему особняку за ними гонялась галлюцинация. Зато сколько новых впечатлений! И от этого рассказанная Бароном история особенно четко врезалась в память.

Разочаровано махнув лапой в сторону каменных изваяний, кот побрел дальше.

Один коридор сменял другой. На десять запертых дверей приходилась одна открытая. Расстояние между коридорами с каждым поворотом становилось все больше. Казалось, еще немного – и путь станет бесконечным.

После очередного поворота Кош встретился нос к носу с котом-пироманом. Пирокот держал в одной из лап канистру с бензином, а в другой – коробок спичек, явно намереваясь что-то поджечь. Кош хотел с ним заговорить, но стоило раскрыть клыкастый рот, как Пирокот призраком растворился в воздухе. Кош опять остался в одиночестве. Грустно вздохнув, он побрел дальше.

Когда вдалеке показалась знакомая лестница, ведущая на первый этаж, его счастью не было предела. Он со всех лап кинулся к ней.

На первом этаже тоже никого не было. Тараканы в голове внезапно поутихли, и подсознание подозрительно замолкло. В нависшей тишине даже не было слышно, как бьется сердце. Линии потеряли свою четкость, а цвета, размылившись, слезли чулком, обнажив неприглядные скелеты. Обернувшись назад, кот увидел тупик. Повернув удивленную морду обратно, он увидел, что обстановка особняка превратилась в неровный карандашный рисунок, да и сам он стал выглядеть не лучше. Нет, он все такой же кот, но вместе с тем такой же нарисованный, как и вся обстановка вокруг.

Оглядываясь с ужасом по сторонам, на одном из столов в огромной бесцветной гостиной Кош увидел хищного вида плотоядный кексик. Они встретились взглядами. Кот смотрел на кекс, а кекс смотрел на кота. Кот больше, но у хищной выпечки вид более угрожающий. Решив не испытывать судьбу, Кош побежал, куда глаза глядят. Когда он исчез из виду, кекс сделал попытку пожать плечами. Так как плеч у него не было, то вышло не очень – это скорее походило на маленький прыжок. Чуть погодя, кексик спрыгнул со стола и поскакал в противоположную сторону.

Тем временем особняк начал рушиться. Нарисованные черным грифелем линии со свистом полетели с потолка вниз на бегущего кота, а он пытался увернуться от них, как мог. Кош скакал из стороны в сторону подобно тушканчику, но в итоге опять уперся в тупик. Приложив лапу к шершавой материи, он понял, что это ничто иное, как кусок плотной бумаги. Умирать не хотелось. Поэтому Кош выпустил когти и принялся раздирать бумагу в клочья. Серовато-желтые ошметки разлетались в разные стороны. Перемешанная с пылью побелка вызывала неприятные чувства. Но когда хочется жить, не до эстетики.

Когда одна из балок с хрустом приземлилась в паре шагов от кота, лист треснул. В глаза ударил яркий свет. Ну, тот самый свет в конце тоннеля, наверное. Переваривать новый поток информации было некогда – каждая секунда на счету. Кот схватился за края трещины и что есть силы начал разрывать лист дальше. Лист был настолько прочен, что казалось, будто разгибаешь прутья решетки. Между тем силы в лапах прибавилось: то ли это второе дыхание, то ли последствия стресса. Лист наконец поддался, открывая путь к свободе. Как только кот залез внутрь, на пол рухнула последняя балка. Секунда промедления – и Коша бы просто размазало.

Выбравшись наполовину из разорвавшегося листа, Кош увидел Барона. Он нагло спал, обнимая стол и ритмично похрапывая при этом. Рассвирепев, Кош вцепился в Барона и начал яростно его будить. К сожалению, художник слишком глубоко провалился в забытье, но Кош не терял надежды. И вот, когда у кота уже успели вспотеть лапы, Барон проснулся. Опять взгляд глаза в глаза. Повисла гнетущая пауза.

«Ну, хоть что-то повисло» – довольно подумал кот, и что есть мочи потащил Барона в рисунок.

Барон пытался сопротивляться, но силы были неравны. Кот оказался сильнее сонного хозяина.

Раздался крик: «Get over here!» – и Барон в мгновение ока скрылся в чернеющей на листе трещине.

В кабинете остался стоять одинокий дубовый стол, мольберт, краски, сейф с довоенными деньгами, годными лишь на растопку камина, сам камин. А над ним угрюмо висела потертая двустволка. Они безмолвно проводили Барона. Им было абсолютно все равно. На столе остался лежать исчерканный карандашом кусок обойного листа, недавно оторванный от стены, а на нем неровными карандашными штрихами набросок – парень и кот.

Сверкнула яркая молния, и гром гулким эхом сотряс гнилое нутро особняка. Распахнулось окно, звеня битыми осколками. За окном грянул смывающий все на своем пути ливень. Ворвавшийся в кабинет ветер подхватил со стола листок и понес в сторону распахнутого окна, играя с ним на лету. Лист воспарил ковром-самолетом, выписывая в воздухе кульбиты. Еще одна вспышка – и еще один раскат грома утробным рыком прокатился по кабинету. Мольберт упал на пол, и мерзкий смех заполонил комнату. Смеялись все – и стол, и мольберт, и краски, и сейф, и камин, и висящая над ним двустволка, и трещавшие в пламени угли. Внезапно огонь вырвался из каменного рта семихвостой плетью, пожирая все на своем пути. Гнилые доски радостно вспыхнули, обращая в прах последние напоминания о безвозвратно ушедшем. Пару минут спустя огонь пожарища маяком осветил дремлющую округу. На холм неуклюже влезла уродливая туша волка. В свете пламени он казался еще уродливее, чем был на самом деле. Изъеденная кислотными дождями морда обнажила клыки и, выпустив из зубастой пасти клубы густого белесого пара, хрипло завыла, напоминая испорченную противовоздушную сирену. Выписав над волком очередную мертвую петлю, пролетел рисунок. Он беспечно летел вдаль навстречу вечности. Никогда еще Барон и Кош не чувствовали себя настолько по-настоящему свободными. Никогда…



Copyright milcat.ru © 2017. All rights reserved.

Опубликовано 13.07.2015 military cat в категории "ЛиттрактирЪ "Baphomet"", "Рассказы

Об Авторе

Человек и Мизантроп

2 COMMENTS :

  1. By military cat (Сообщение автора) on

    Да. Я сам от себя в шоке =]

  2. By kot.potaskun on

    Атлична! Внезапно было узнать, кто автор =)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *